Что такое русский модерн. Стиль модерн в русской архитектуре

Россия, как и большинство стран, отличалась стилистическим многообразием. Из широкого спектра ее источников, кроме национальных, следует выделить архитектуру Германии, Австро-Венгрии и Финляндии.
Русский вариант стиля модерн, ставший своеобразным прологом «новой архитектуры», сложился на рубеже XIX-XX вв.

На протяжении 1898-1917 гг. русский модерн, быстро видоизменяясь, проходит в своем развитии три этапа, причем на всех этапах внутри него сосуществуют два течения — ретроспективно-романтическое и течение, полностью исключающее подражание историческим стилям. По мере приближения к 1917 г. эти течения поляризуются.
Первое доходит до прямого воссоздания стилей прошлого; второе последовательно, этап за этапом приближается к рационализму. Они соединены друг с другом очень развитой шкалой переходов. Но разница между ними заключается не в применении или отсутствии форм прошлого, а в характере композиции, исходящей в одном случае из конструктивно-пространственной структуры здания, в другом — из декоративной системы одного из стилей минувших эпох.

Модерн не только возрождает стилевое единство наружного облика и внутреннего убранства зданий. Резко увеличивается значение «внутренней архитектуры». Оно выражается в стремлении проектировать сооружения как бы изнутри, в специальном внимании к проблемам интерьера. Помещения становятся более просторными, их композиции утрачивают замкнутость, они как бы перетекают одно в другое. В особняках получает развитие свободный план. Благодаря применению каркасных конструкций интерьеры конторских и торговых зданий освобождаются от капитальных стен, этажи многих из них сливаются в колоссальный зал. Увеличившиеся окна связывают внутреннее пространство с окружающим.

«Уютные» помещения вытесняются «комфортабельными». Понятие «комфорт» включает в себя не только удобства, но и достоинства, рожденные использованием новейших технических достижений и данных гигиенической науки. При всей эмоциональности интерьеров модерна в них обнаруживается рационалистическая подоснова.

Становится актуальной проблема синтеза пластических искусств. Вестибюли доходных домов, гостиниц, особняков украшаются витражами, интерьеры — живописными, а фасады — майоликовыми или мозаичными панно. Таким образом, в архитектурном творчестве раннего модерна рациональность исходного принципа сочетается с формально эстетским характером его истолкования.
Россия шла к новой архитектуре своим путем. Искания отечественного модерна широки и многообразны. Они родственны всем четырем дорогам европейских исканий.

Первое направление модерна в России, связанное с именем Шехтеля и других и их «готическими» постройками 1890-х гг., осталось явлением локальным. Оно дало несколько шедевров, в том числе получивший европейскую известность особняк 3. Г. Морозовой на Спиридоновке в Москве (1893). Однако лишенный национальной почвы, «абстрактный» романтизм этих сооружений был, очевидно, причиной того, что сам Шехтель, овладев новыми принципами преобразования полезного в прекрасное, построения объема «изнутри наружу», построения динамично-картинной композиции, рассчитанной на множественность точек зрения и длительность восприятия во времени, отошел в конце 1890-х гг. от «английской готики» и больше не возвращался к ней.

Второе, национально-романтическое направление модерна, зародившееся в Мамонтовском кружке, имело широкое продолжение, вылившись в так называемый неорусский стиль. Его жизнеспособности благоприятствовала непреходящая актуальность национальной проблемы: проблемы «выборапути».
Разрозненные проявления неорусского стиля в конце 1890-х гг. сливаются в широкое художественное движение, объединяемое поисками монументального национального стиля под началом и при явной гегемонии архитектуры.
Заметными вехами на этом пути были павильон русского прикладного искусства на Всемирной выставке в Париже (1900, художник К. А. Коровин и архитектор И. Е. Бондаренко), павильоны русского отдела на Международной выставке в Глазго (1901) и Ярославский вокзал в Москве (архитектор Ф. О. Шехтель, 1904), доходный дом Перцова в Соймоновском переулке в Москве (1907) и постройки в Талашкине («Теремок», театр, собственный дом, 1902 г., архитектор С. В. Малютин), дом для вдов и сирот художников в Лаврушинском переулке (архитектор Н. С. Курдюков) и старообрядческие церкви в Москве (вторая половина 1900-1910-е гг., архитектор И. Е. Бондаренко).

 

 

Со вступлением «модерна» в его второй этап («графический модерн», между 1905 и 1910 гг.) в его архитектуре усиливаются черты рациональности, строгости, начинают формироваться новые критерии красоты. Новаторство второго этапа наиболее очевидно в архитектуре банковских, конторских и торговых зданий, где особенно заметна формообразующая роль каркасных металлических и железобетонных конструкций (здание Азово-Донского банка в Петербурге, архитектор Ф. И. Лидваль). Для подчеркивания легкости каркасной конструкции применяются декоративные формы классицизма и других стилей, для выявления контрастов между большими остекленными плоскостями и обработанным разными способами камнем (рустика, гладко обработанная кладка) — детали итальянского ренессанса.
На третьем этапе развития модерна (между 1910 и 1917 гг.) тенденции собственно модерна и ретроспективной романтики достигают предельной контрастности. В ряде построек побеждает принцип рационалистической композиции, почти или вовсе лишенной исторических реминисценций. Отличительная черта этих сооружений — почти конструктивистская упрощенность, подчеркнутый гео- метризм объемов. Исчезает хрупкость, фасады как бы уплотняются и утяжеляются. Функциональные детали, приобретая простую, геометрически правильную форму, превращаются в композиционные средства первостепенной важности. Объемы зданий, сведенные к элементарным геометрическим формам, их резкие сдвиги по вертикали и горизонтали, четкий рисунок сетки каркаса, огромные проемы окон наполняют архитектурный образ неведомой ранее выразительностью.

Поздний модерн представлен в основном произведениями московской школы. Его родоначальником, зодчим,
Дом С. П. Рябушинского в Москве.
1900-1903 гг. Архитектор Ф. О. Шехтель
определившим его своеобразие, по праву следует считать Ф. О. Шехтеля (рис. 34.1). Прямо или косвенно ему обязаны все представители позднего модерна, либо прошедшие выучку в его мастерской, либо впитавшие уроки его творчества. Это по преимуществу архитекторы следующего за Шехтелем поколения — И. С. Кузнецов, А. У. Зеленко, Г. И. Кондратенко, В. К. Олтаржевский, А. А. Остроградский, В. В. Шервуд, братья Веснины, А. В. Кузнецов и др.
Образная характеристика сооружений в позднем модерне также меняется. Несмотря на ясно ощутимый привкус любования и некоторой нарочитости культа рационального, в сооружениях позднего модерна была найдена мера лаконизма и красоты, соответствующая практическому стилю жизни тех лет.

Характерные для доходных домов и особняков позднего модерна хрупкость, изящество, графичность линий, плоскостность фасадов являются результатом художественного осмысления каркасных конструкций — антипода массивной стеновой конструкции (перестав быть идеальным типом конструкции, она перестала быть олицетворением качеств, прежде считавшихся эталоном красоты). Теперь прекрасное отождествляется с иными свойствами — легкостью, прозрачностью, простором. Но эти качества сочетаются с новым пониманием пластичности как формы, заключающей внутри себя пространство, «живой» и одушевленной действующими внутри нее силами, находящейся в активном взаимодействии, даже противоборстве с пространством внешним и внутренним. Типичное для раннего модерна художественное переживание пространства не как пустоты, а как антитела, антиформы, вторгающегося, втекающего, выталкивающего обладающую реальной массой форму, сохраняется, хотя в ряде случаев и не в столь откровенно драматичной интерпретации, в сооружениях второй половины 1900-х — начала 1910-х гг. Пластику раннего модерна хочется определить, как пластику объема и массы (массы стены). Для позднего модерна (хотя и очень условно, нередки перехлесты) более подходит иная характеристика: пластика стеновой поверхности.

В позднем модерне возрастает значение фактуры и цвета материалов как средств художественной выразительности. Наиболее популярна в это время высокопрочная бетонная штукатурка, облицовочный матовый и глазурованный кирпич. Благодаря покрытию наружной поверхности высокопрочными красками — глазурями и эмалями — глазурованный кирпич соединяет в себе невосприимчивость к капризам погоды с красотой и звонкостью цвета и выразительностью фактуры. Фактура глазурованного кирпича оказалась также во многом созвучной новым эстетическим идеалам. Его холодная блестящая поверхность, как бы исключающая представление о возможности существования за нею массива тяжелой каменной стены, создавая изысканный контраст с такой же холодной, хрупкой и блестящей поверхностью стекла, производит впечатление невесомости, нематериальности, отличающее жилые и общественные постройки позднего модерна.

Облицовочный кирпич используется не просто как утилитарное средство — одновременно он является и средством его украшения. Отсутствие специальной системы декора и сокращение числа собственно декоративных деталей в модерне («здания нового стиля имеют значительное преимущество потому, что украшений немного») превращают не только сугубо функциональные элементы, вроде облицовки, но даже уровень отделочных работ в носителя эстетических качеств. Достоинства самой кладки, рисунок швов, тщательность затирки раствора, контраст фактуры раствора и кирпича, а главное, выразительность облицованной этим кирпичом стены приобретают первостепенное значение в общей системе художественных приемов. Рождается новое понимание красоты — красоты строгости, целесообразности, знаменующее медленный процесс освобождения от представлений о прекрасном как о чем- то внешнем по отношению к предмету или зданию, придаваемом ему в виде декора, вернее, в виде определенной системы декора.
Извечный художественный антагонизм двух столиц — Москвы и Петербурга — достиг апогея в середине 1900-х гг. Именно в это время, когда Москва становится центром развития целесообразного модерна, в Петербурге начинается резкий поворот к ретроспективизму.

В России поиски новых путей в искусстве концентрировались в Петербурге и Москве, двух основных очагах новой архитектуры. Постройки Петербурга и Москвы своеобразны и далеко не идентичны. Издавна существовавшие различия в архитектуре этих городов передались и новому стилю.

Принцип регулярности и классической строгости, заложенный в ансамблях Петербурга, оказался более авторитарным началом, чем новация самого модерна. Поэтому в архитектуре петербургского модерна в большей мере сказалось сдерживающее влияние классической традиции. Здесь работала плеяда крупных квалифицированных мастеров, связавших свое творчество с новым стилем. Среди них — Ф. И. Лидваль, Н. Н. Васильев, А. И. Гоген, А. Оль, И. Фомин, М. Лялевич, М. Перетяткович, А. Белогруд, П. Ю. Сюзор.
Петербургский модерн более строг, конструктивен и рационалистичен, чем московский.
В архитектуре Петербурга наиболее ярко модерн выразился в строительстве частных домов-особняков, торговых зданий и доходных домов. Для ранних сооружений в стиле модерн характерны живописные пластические решения
Торговый дом Мертенса на Невском проспекте, г. Санкт-Петербург
фасадов, необычные очертания проемов (в форме эллипсов, подков, многоугольников идр.), прихотливо-изысканные орнаментальные мотивы (особняк Кшесинской).

С середины 1900 г. модерн вступает в позднюю фазу, которой свойственны более строгие композиционные решения, использование элементов ордерной архитектуры. Например, Азовско-Донской коммерческий банк и Торговый дом Мертенса (рис. 34.2). В 1910 г. модерн постепенно вытесняется из архитектуры Петербурга различными ретроспективистскими направлениями и главным образом неоклассицизмом.

Специфическим вариантом стиля стал в Петербурге северный модерн, отличающийся романтичностью облика построек, живописностью силуэта, широким использованием в отделке естественного камня (дом Лидваля).
Северный модерн — это течение в архитектуре модерна конца XIX — начала XX в. в скандинавских странах и Петербурге. Иногда оно определяется как национальный романтизм. Его характеризуют постройки строгого, сурового стиля с элементами классической ордерной системы и национальных финских, близких средневековой архитектуре норманнского стиля мотивов декора, выразительного силуэта и использование фактуры распространенных на севере материалов — крупных кадров неотесанного гранита, дерева, составляющих гармоническое единство с природой.

Развитие стиля северный модерн в Санкт-Петербурге находилось под влиянием шведской и финской неоромантической архитектуры. Проводником идей от первого источника стал представитель шведской диаспоры Петербурга Федор (Фридрих) Лидваль. Здания, построенные по его проектам в период с 1901 по 1907 гг., и особенно принадлежавший семье Лидвалей жилой комплекс на Каменноостровском проспекте, стали качественной альтернативой распространению в Петербурге немецкого и австрийского вариантов модерна. Отмечено влияние на становление творческой манеры Лидваля таких крупных представителей неоромантизма в Швеции, как Ф. Боберг и Г. Клас- сон. Другим важным вкладом в формирование стиля на раннем этапе стала постройка по проектам Роберта Мель- цера особняков на Каменном острове. Немного позднее влияние более эпатажной финской архитектуры стало основным. В таких знаковых постройках, как дом Путиловой на Большом проспекте Петроградской стороны (архитектор И. Претро) и здании страхового общества «Россия» на Большой Морской улице (архитектор Г. Гимпель) (оба 1907 г. постройки), зодчие прибегли к прямому цитированию из работ своих финских коллег, что, впрочем, не преуменьшает высоких художественных качеств этих произведений. Во второй половине десятилетия северный модерн стал основным течением в архитектуре Петербурга, привлекая к себе силы молодых архитекторов. Именно с этим временем связаны основные достижения Николая Васильева, последовательного приверженца романтической темы с индивидуальным видением стиля. Это фасад дома А. Бубыря на Стремянной улице и окончательный проект Соборной мечети, в суровом облике которой «северная» тема преобладает над восточными мотивами.

Московский модерн наиболее последовательно выявил особенности нового стиля. Но весьма интересен был и петербургский вариант. Он обладал особыми качествами, связанными с тем, что Петербург имел сложившееся лицо классицистического города. Если в московской ветви модерна новый стиль приобщал к себе формы неорусского стиля, то в Петербурге модерн делал то же самое по отношению к классицизму. В большинстве случаев классицистические элементы выступали в подчиненном качестве.

Если в Москве главная роль принадлежала Шехтелю, то в Петербурге — Лидвалю, который утвердил своеобразный петербургский вариант «модерн классицизма».
РУ́ССКИЙ МОДЕ́РН (см. Модерн, «стиль модерн») — условный термин, отражающий особенности развития искусства в России рубежа XIX-XX вв. Термином «модерн» затруднительно обозначить определенный стиль, поскольку в период 1880-1910-х гг. интенсивно развивались различные художественные течения и школы. В целом искусство этого периода характеризуется антиэклектическими устремлениями и поисками «большого стиля», объединяющего разные виды искусства. В России к этому следует добавить традицию предметности, материальности художественных форм. Эти формы не становились эфемерными, деструктивными и атектоничными, как это происходило в искусстве французского Ар Нуво или германского югендштиля (сравн. «Венские мастерские»).

Московский архитектурный модерн. Стилизации на тему готики и неорусские стилизации в творчестве Шехтеля имеют общую черту- гротеск, основанный на сочетании утрированной прорисовки исторических деталей и пластического решения внутреннего пространства. В неорусском стиле им были выполнены проекты павильона Русского отдела Международной выставки в Глазго 1901 и Ярославского вокзала в Москве1902г., причем определенное влияние на их решение оказала деятельность В.М. Васнецова. Архитектурный образ этих построек воспроизводил былинный дух старины с помощью синтеза традиционных и новаторских композиционных приемов и средств. Среди построек Шехтеля интернационально декоративной ветви русского модерна, имевшей франко-бельгийские и венские корни, наиболее принципиальной и этапной с точки зрения его развития является здание особняка Рябушинского в Москве. Тема волны, пластичных линий и форм проходит в различных элементах отделки и оборудования интерьеров особняка, выполненных по проекту самого архитектора.

Петербургский модерн часто рассматривается как вариант северного модерна Финляндии и Латвии. Его особенность- сочетание классицистической строгости и рационалистической ясности решения фасадов и интерьеров.(Лидваль, Мельцер, А.И. Гоген, Н.В. Васильев, Барановский, Бржозовский)
В Петербурге на фабрике Мельцера изготавливалась легкая, удобная мебель из светлых пород дерева, включающая модные для того времени вставки из цветного стекла. Среди Мельцеровских интерьеров можно отметить Большой готический кабинет Николая II в Зимнем дворце, интерьеры коттеджа в Петергофе, интерьеры особняка Рябушинского в Москве.

В начале 20в. Прошли две выставки, задачей которых стояло показать широкому зрителю возможности нового стиля в создании интерьера. Первая- «Архитектура и художественные ремесла нового стиля» -в Москве в декабре 1902г. Вторая- «Современное искусство» в январе 1903 в Петербурге.
Распространению нового движения в искусстве способствовали петербургские журналы «Мир искусства» и «Искусство и художественная промышленность». первый номер «Мир искусства» вышел в ноябре 1898 г., впоследствии занявший ведущее место среди литературно-художественных изданий России того времени. Сердцем журнала был Сергей Дягилев. Своим внешним видом журнал резко контрастировал с тогдашней периодикой. Художественная ориентация «Мира искусства» была связана с модерном и символизмом. В противовес идеям передвижников художники «Мира искусства» провозгласили приоритет эстетического начала в искусстве. С создание Мира искусства Лев Бакст стал его активным участником. На обложках и виньетках, сделанных Бакстом для журнала, почти нет растительной орнаментики. Также Бакст успешно работал в жанре портрета.

Ярким примером русского модерна является творчество выдающегося художника Михаила Александровича Врубеля (1856-1910). Культ хрупкой красоты, загадочности и болезненной нежности, характеризующий эстетический идеал периода Модерна, не был чужд и Врубелю. Однако даже в самых фантастических сюжетах, присущих западноевропейской традиции, например в серии эскизов к панно «Фауст» художественно-образный строй и даже условная врубелевская манера много глубже и традиционнее, чем у европейских символистов. Как художник периода Модерна Врубель эрудированнее и шире, его талант выходит за границы определенной эпохи, метода и стиля. В картине «Демон сидящий» (1890) в окружении фантастичных «каменных цветков» Врубель изобразил унылую, натуралистично написанную фигуру, похожую на академического натурщика, призванную олицетворять демона — «духа отрицанья, духа сомненья». В живописи русского Модерна тенденции декоративной стилизации, близкие к франко-бельгийскому Ар-Нуво (рис. 309), соседствовали с ориентальными устремлениями (см. Русские балетные сезоны в Париже). Схожие тенденции свойственны и архитектуре этого времени. Выдающийся художник, архитектор Федор Осипович Шехтель (1859-1926) колебался между стилистикой венского модерна, французского Ар Нуво, Неоготикой и Неоклассицизмом. Характерным памятником петербургского Модерна является здание Витебского вокзала (проект С. А. Бржозовского и С. И. Минаша, 1902-1904). Его главный фасад асимметричен, что типично для архитектуры Модерна, в интерьерах преобладают флореальные мотивы Ар Нуво, а северо-восточный, эффектно скругленный угол здания оформлен колоннадой дорического ордера в необычном сочетании с «модерновым» орнаментом. Подобные аллюзии, соединение классики с новыми элементами характерны и для других стилистических течений архитектуры петербургского Модерна.

Модерн в архитектуре и модернизм часто путают. Выясним, что называют модерном.

На примерах из разных стран разберёмся в деталях и особенностях стиля.
Многоликий модерн
Модерн в архитектуре Испании. Архитектор Гауди. Барселона
Модерн в архитектуре проявился в 19 веке и находился на пике своей популярности с 1890 по 1910. В каждой стране он назывался по-разному:
Art nouveau (Ар нуво) — во Франции и Великобритании, Бельгии (Виктор Орта)
Макинтош — в Шотландии (Чарльз Ренни Макинтош),
Венский Сцессион — в Австрии (Отто Вагнер),
Югендстиль — в Германии, Латвии, Эстонии,
Модернизм — в Испании (исп. Modernismo catalán; ),
Либерти — в Италии (Раймондо Д. Аронко),
Тиффани — в США (Луис Тиффани),
Модерн или Современный стиль — в России (Шехтель Ф.О., Клейн Р. И., Фомин И. В.).
Видео демонстрирует прекрасные образцы стиля Модерн в архитектуре:
Модерн в архитектуре Франции (Ар нуво)
Rue-Eugene-Manuel-Paris
Истоки стиля
Модерн черпает вдохновение из более старых форм искусства:
кельтов,
средневековья,
Японские принты и др.
Модерн в архитектуре: Watts chapel , Англия
Возникновение стиля
Возникновение стиля произошло в Великобритании. Его родоначальником считается англичанин Уильям Моррис (1830-1896), основатель движения «Артс энд Крафт». Моррис изучал средневековую архитектуру в Оксфорде, но под влиянием художников пре-рафаэлитов Эдварда Бёрн-Джонса и Данте Габриэле Россетти, он обратился к живописи и письму. Именно его орнаментальные рисунки и манускрипты повлияли на возникновение стиля Модерн в архитектуре 20 века.
В 1861 году Моррис, Бёрн-Джонс и Россетти основали гильдию мастеров изобразительного искусства и начали производить мебель, гобелены, витражи, плитки, ткани и знаменитые обои Морриса. Охватывая широкий спектр декоративно-прикладного искусства, Модерн в интерьере полюбился публике и быстро распространился на архитектуру.
Основные характеристики
Несмотря на многочисленные названия, это легко узнаваемый стиль. Его основные характеристики:
стремление к внешней декоративности и
преобразованные растительные мотивы с текучими формами.
Богатый красивым декором, стиль модерн открыл новую эпоху, которую назвали Belle époque (Красивая эпоха).
Модерн в архитектуре Франции: rue Sédillot, Paris
Модерн в архитектуре представляет собой здания с
выступающими вперед или отступающими в глубину стенами,
разноцветные материалы,
декоративные колонны с вертикальными желобками,
рельефы растений и всевозможные фантастические орнаменты,
в декорациях частое присутствие женских силуэтов.
Меджународный выставочный центр (The Exposition Hall of the Secession), Вена, Австрия
Модерн в архитектуре, пример Венского сецессиона (арх. Joseph Maria Olbrich, 1873 г.)
Villa Ruggeri, Pesaro, Italy (арх. Giuseppe Brega)
Модерн в архитектуре, пример Либерти (1902- 1907)
Архитектуру модерна отличает отказ от классических линий и углов. Одновременно используются новые материалы для этого времени, такие как металл, бетон, железобетон и стекло. Повышается этажность зданий, увеличивается размер арок, окон, витрин.
Точкой отчёта появления модерна считается Эйфелева башня в Париже, «яркий харизматический пример» (1889 год), высота которой достигла 324 метров.
Стиль модерн уделяет большое внимание комфорту, снабжая здания лифтами и центральным отоплением. Он был порождён индустриальным обществом и отвечал его запросам.
В этом стиле строились не только церкви и жилые дома, но также вокзалы, мосты и промышленные павильоны.
Модерн в интерьере: Tassel House, Brussels (арх. Виктор Орта)
Северный Модерн в архитектуре
Архитектурный стиль модерн стремился отвечать практическим потребностям, но часто этому мешало нагромождение украшений. Напротив, Северный модерн (дат. Nationalromantik — национальный романтизм; Элиэль Сааринен) был более суровый, осмысленный и сдержанный, обращался к национальным истокам и абсолютно подчинялся функциональным требованиям.
В скандинавских странах присутствовали фантазии на тему викингов и элементы местного народного искусства.
Северный Модерн: Dalen Hotel, Norway
Особую известность получил северный Модерн в Финляндии за свою чрезвычайную простоту и функциональность.
Центральный железнодорожный вокзал в Хельсинки, Финляндия (арх. Элиэль Сааринен)
Модерн в архитектуре на примерах Санкт — Петербурга и Москвы
Северный модерн в Санкт-Петербурге потерпел влияние шведской и в особенности финской архитектуры, став основным течением в строительстве города в начале 20 века.
Такое название стиля используется исключительно искусствоведами России. Он возник вследствие развития связей с Финляндией и Швецией. Ведущими представителями Северного модерна в России можно назвать Николая Васильева, Фёдора (или Фридриха) Лидваля, Роберта Мельцера и других архитекторов, которые украсили город своими творениями.
Северный Модерн в Санкт — Петербурге: жилой дом
Справедливости ради отметим, что это направление позже было подвергнуто нелюбезной критике националистского характера. Почему-то настоящим национальным стилем Питера некоторыми деятелями был провозглашён , а Северный модерн назван «чухонским». Странно, не правда ли?
Самые яркие и типичные памятники модерна в Санкт-Петербурге
Дом компании «Зингер» (сейчас «Дом книги») на Невском проспекте. Интересно, что его считают градостроительной ошибкой за отсутствие связи с окружающим ансамблем. В то же время, дом служит примером удачной планировки в сложных стеснённых условиях (1902-1904, арх. П. Ю. Сюзор).
Магазин Елисеева, расположенный неподалёку (1902-1903, арх. Г. В. Барановский).
Гостиница «Астория» (Ф. И. Лидваль, 1913-1914).
Дом Ф. Г. Бажанова (архитектор Ф. П. Алёшин). До настоящего времени там сохранился подлинный интерьер парадных помещений квартиры Бажанова:
парадной лестницы, фойе,
приёмной, кабинета,
холла, гостиной,
малой и большой столовых,
белого зала.
Витебский вокзал (автор — С. А. Бржозовский).
Московский модерн
Москва не стала исключением. Московский Модерн узнаваем по деталям. Короткая эпоха расцвета стиля была очень продуктивна и оставила хорошо сохранившиеся шедевры на улицах города.
Модерн в архитектуре Москвы: особняк Дерожинской
Одна из основных работ модернового архитектора Фёдора Шехтеля, являющаяся памятником архитектуры — особняк Дерожинской А.И.. Им же была сделана пристройка нового фасада к старому зданию Ярославского вокзала с элементами Северного модерна, но решённого в Неорусском стиле.
Автор: Sergey Ashmarin — Yaroslavsky Train Terminal / Moscow, Russia , CC BY-SA 3.0 , Ссылка
Примеры зданий в стиле модерн в Москве
Выдающимися примерами являются
Ярославский вокзал (автор — Ф. О. Шехтель),
ЦУМ (быв. «Мюр и Мерилиз»),
гостиница «Метрополь» и многие другие.
Московский модерн создали целый ряд архитекторов, в числе которых Ф. О. Шехтель, Клейн Р. И., Фомин И. В..
Особняк О. А. Листа — первое по времени модерновое здание. Построен в 1898-1899 годах архитектором Л. Н. Кекушевым.
Особняк Рябушинского (Ф. О. Шехтель).
Особняк Ивана Миндовского и собственный дом архитектора Л. Н. Кекушева.
Доходный дом М. В. Сокол архитектора И. П. Машкова. Множество так называемых «доходных домов» начало века построены в этом стиле.
Видео по теме
Разнообразие столь велико, что порой их сложно чётко классифицировать даже специалистам. Тем более, что в среде искусствоведов Запада и России нет единого взгляда на многие вещи.
Свою лепту в путаницу вносит перевод терминов. Например, для в англоязычных изданиях применяют термин «modern architecture», но относится она к модернизму. К относят направления, которые возникли в противовес романтике модерна.
Мы рассмотрели стиль модерна в архитектуре на примере разных стран, в том числе и Испании, где этот стиль называют модернизмом.
Чтобы не потерять, заберите статью к себе на сену в соцсетях
Введение 2
Модерн в русском искусстве 3
Изобразительное искусство 6
Модерн в скульптуре 9
Модерн в архитектуре 9
Заключение 19
Список использованной литературы 21
Введение
Сложная и необычайно напряженная духовная жизнь русского общества на рубеже XIX — XX столетия заставляла зодчих, художников, музыкантов, актеров, поэтов упорно искать новые формы выражения, новые приемы синтеза искусств. Так появился модерн, или «новый стиль», в котором свободная планировка, новые строительные, конструкционные и отделочные материалы стали основой создания ярко индивидуализированных сооружений с асимметричными композициями, стилизованными формами прежних эпох, острохарактерными образными решениями.
Как и на Западе, в нашей стране творческая интеллигенция стремилась не столько создать новый художественный стиль, сколько найти некое противопоставление эклектике. Но во всей деятельности мастеров искусства отчетливо просматривается ностальгия по традициям национальной культуры, соединенная с духом западничества и очень сильная в этот период идея свободного творчества, индивидуализма.
Модерн сформировался на Западе прежде всего в бельгийской, южногерманской и австрийской архитектуре, он представлял собой явление, в общем, космополитическое. Однако русский модерн имеет некоторые отличия от западноевропейского. В сущности, он представляет собой смесь с историческими стилями неоренессанса, необарокко, неорококо и пр.
Основополагающей для стиля модерн в России стала проблема синтеза искусств. Повышенная забота о красоте заметна в каждом предмете модерна (отсюда — огромное значение орнамента и декора). В современном искусстве, когда вновь идет формирование и поиски стиля, особенно важным является изучение формирования и характерных особенностей стилевых течений прошлого. А модерн, затронувший все сферы жизни человека, является вообще исключительным явлением в русском искусстве, до сих пор удивляющий людей своей удивительной гармонией. Стиль модерн был новым этапом в синтезе архитектуры, живописи, декоративных искусств, музыки и литературы, по-настоящему объединивший их внутри единого стилевого направления. Поэтому мне кажется актуальным рассмотреть эту тему: это искусство, из которого сформировалось стилевое направление целой эпохи.
Цель работы — анализ характерных черт и особенностей стиля модерн в России.
Задачи работы:
1. Проанализировать понятие стиля модерн и обозначить его общие стилевые черты.
2. Рассмотреть основные черты модерна в архитектуре, скульптуре и живописи.
Оглядываясь на прошедшую эпоху, мы можем сказать, что новый стиль не просто «обновил» искусства, но и собрал, обобщил все, что было в предшествующих стилях. В модерне причудливо переплетаются орнаментальность и функциональность, утонченность и простота, образуя чрезвычайно своеобразный сплав. В результате же необычайно короткого время существования модерна, все его противоречия и сочетания оказались необычайно нагромождены друг на друга, сплелись в неоднозначный архитектурный, живописный узор. Так родился стиль индивидуальности — русский модерн.
Модерн в русском искусстве
Модерн (от французского moderne — новейший, современный) стиль в русском, европейском и американском искусстве конца XIX — начала XX вв. Новое движение ведет свое летосчисление с того момента, когда группа художников в знак протеста против официального академического искусства вышла из состава мюнхенской выставочной организации «Glaspalast». Отсюда происходит и наименование стиля: сецессион (от лат. secessio — отделение, уход), которое привилось в Австрии. В Германии для обозначения этого направления в искусстве бытовал и термин «молодой стиль», югенд-стиль (Jugendstil), во Франции — «новое искусство», арт нуво (art nouveau), в России и Англии — «современный стиль», «стиль модерн».
Основные принципы нового стилевого направления первым сформулировал активнейший идеолог и практик модерна Ван де Вельде. Ван де Велде становится одним из наиболее ярких выразителей новых тенденций, идеологии и практики новой художественной промышленности. Его отличает страстное увлечение техникой, машиной. Утилитарная конструкция, считает он, может быть красивой и без орнамента; орнаментальное, эстетическое начало заложено в самой форме предмета. Ван де Велде представляет «абстрактное» направление модерна; стилизованному растительному орнаменту так называемого «флореального» направления он противопоставляет динамический линейный орнамент, как более соответствующий новой технике в архитектуре и художественной промышленности.
Несмотря на необычайное разнообразие форм, произведения модерна характеризовались определенными стилевыми чертами. Основным идейным принципом нового направления был отказ от прямой преемственности стилей. Источниками, питавшими причудливый мир форм модерна, были, с одной стороны, фигурно-орнаментальные мотивы открытой в те годы крито-микенской культуры, с другой — архитектура, прикладное искусство и неповторимая по тонкости графика Японии. Это последнее, но, пожалуй, и самое глубокое влияние дальневосточного искусства на европейское.
Утверждая единство стилеобразующих принципов всего окружения человека — от архитектуры жилища до деталей костюма, ведущую роль представители стиля отдавали архитектуре как основе искомого ими синтеза искусств. Наиболее ярко выразился в архитектуре частных домов-особняков, в строительстве деловых, промышленных и торговых зданий, вокзалов, доходных домов. Одним из основных выразительных средств в искусстве модерна был орнамент характерных криволинейных очертаний, часто пронизанный экспрессивным ритмом и подчинявший себе композиционную структуру произведения. В интерьерах изящные линейные плетения, подвижные растительные узоры рассыпаны по стенам, полу, потолку, концентрируются в местах их сопряжения, объединяют архитектурные плоскости, активизируют пространство. Произведения живописи и скульптуры теряют свой самостоятельный характер, включаясь в общий ансамбль интерьера модерна. В живописи преобладающее значение получают панно, в скульптуре — рельефы.
Архитектура модерна тяготела к нескольким типологическим вариантам сооружений: небольшой особняк, многоквартирный доходный дом и общественное здание. Для архитектуры эпохи модерна характерны свободная композиция объемов, плавность, текучесть линий, использование в декоре разнообразных материалов, различных по фактуре и цвету, и т. п.
Весьма важным для нас является то, что модерн стремился к осуществлению художественного синтеза в самых разных областях. В связи с этим большое распространение получили идеи создания единой художественно оформленной предметно-бытовой среды.
В изобразительных искусствах модерн проявил себя: в скульптуре — текучестью форм, особой выразительностью силуэта, динамичностью композиций; в живописи — символикой образов, пристрастием к иносказаниям; в литературе новые тенденции нашли выражение в появлении поэзии символизма и других литературных течений, для которых основной характеристикой стал отказ от прямого, «приземленного» восприятия реальности.
Несмотря на недолговременность своего существования, модерн в той или иной степени проявился во всех видах изобразительного искусства, что способствовало эстетизации быта.
Изобразительное искусство
В 1898 г. в Петербурге было основано новое художественное объединение, получившее название «Мир искусства». Во главе образовавшегося кружка встали художник А.Н.Бенуа и меценат С.П.Дягилев. В объединение входили очень многие художники: Л.С.Бакст, Е.Е.Лансере, К.А.Сомов, М.А.Врубель, В.А.Серов и др. Эстетика большинства представителей «Мира искусства» являет собой русский вариант модерна. «Мирискусники» отстаивали свободу индивидуального творчества. Главным источником вдохновения признавалась красота. Современный мир, по их мнению, лишен красоты и поэтому недостоин внимания. В поисках прекрасного художники «Мира искусства» в своих работах часто обращаются к памятникам прошлого. Для художников рубежа веков социальные проблемы в истории теряют первостепенное значение, ведущее место в их творчестве занимает изображение красоты старинного быта, реконструкция исторических пейзажей, создание поэтизированного романтического образа «ушедших веков».
Модерн пронизывает все жанры живописи, в том числе и «передвижническое» искусство — крестьянские темы, восприятие образов Руси. Так, мы видим несомненное влияние нового стиля на М.В.Нестерова, который много занимался религиозной монументальной живописью. В его искусстве прослеживается стремление к плоскостной трактовке композиции, нарядности, орнаментальности, утонченной изысканности пластических ритмов — характерные черты русского модерна. Это можно наблюдать в одном из лучших полотен художника, посвященных женской судьбе, — «Великий постриг»: нарочито плоскостные фигуры монахинь, «черниц» и «белиц», обобщенные силуэты, как бы замедленный ритуальный ритм светлых и темных пятен — фигур и пейзажа с его светлыми березами и почти черными елями.
Творчество художника В.А.Серова фактически ознаменовало собой смену эпох в изобразительном искусстве. Собственно, весь творческий путь Серова — эволюция от импрессионистической достоверности портретов и пейзажей к модерну в исторических мотивах и композициях из античной мифологии.
Исторические композиции (Петр I) В.А.Серова основаны на принципах модерна: представлениях о плоскостности и повышенной декоративности. Это же принципы сказались в его портрете танцовщицы Иды Рубинштейн (и многих других), в его эскизах к «Похищению Европы» (и в самой картине) и «Одиссею и Навзикае».
Кстати, именно в картине «Похищение Европы» наиболее сильно проявился отход от классических канонов. Это полотно уже ничем не напоминает манеру раннего Серова.
Значительную роль в развитии русского модерна сыграл Абрамцевский художественный кружок, в котором были объединены представители московской творческой интеллигенции. Центром объединения стал известный предприниматель и меценат С.И.Мамонтов, оказывавший материальную поддержку художникам, помогавший им воплотить в жизнь их творческие замыслы. Членами кружка были скульптор М. М. Антокольский, В. М. и А. М. Васнецовы, К. А. Коровин, И. И. Левитан, В. М. Нестеров, В. Д. Поленов, В. А. Серов.
Одним из характерных представителей русского модерна в живописи был М. А. Врубель. Таинственность, мистичность, загадочность полотен Врубеля («Демон», «Царевна-лебедь»), особая техника живописи, в основу которой был положен резкий, ломающийся штрих, расчленение объема на множество пересекающихся граней и плоскостей, мозаичный мазок сближает творчество художника с установками представителей символизма.
Цветовые сочетания его картин не отражают реальности отношения цвета, а имеют символическое значение. Все свои впечатления Врубель претворяет в глубоко символические образы (образ Демона), отражающие все своеобразие его мироощущения.
В живописных и графических произведениях Врубеля присутствует четкая организация и декоративно-плоскостная трактовка холста или листа. Соединение реального и фантастического, приверженность к орнаментальным, ритмически сложным решениям — таковы черты модерна в творчестве Врубеля.
Одним из основоположников русского символизма в живописи стал В.Э.Борисов-Мусатов, чьи исполненные элегической грусти, подернутые дымкой нереальности, сна произведения воплощали тоску по уходящему в прошлое миру дворянских усадеб, старых парков, тихому и задумчивому течению жизни.
Пространство в его произведениях решено предельно условно, плоскостно, фигуры почти бесплотны (как и все, что их окружает). Общее впечатление от его картин — как от чего-то тающего, исчезающего; это некий мираж, данный лишь в общих чертах и дающий лишь расплывчатый образ.
Блеклые, бледно-серые оттенки цвета («Водоем») усиливают общее впечатление хрупкой, неземной красоты и анемичности, призрачности, которое распространяется не только на человеческие образы, но и на окружающую их природу. Не случайно одно из своих произведений Борисов-Мусатов назвал «Призраки»: безмолвные и бездействующие женские фигуры, мраморные статуи у лестницы, полуобнаженное дерево, — блеклая гамма голубых, серых, лиловых тонов усиливает призрачность изображенного.
Творчество В. Э. Борисова-Мусатова положило начало еще одному художественному объединению — «Голубая роза», члены которого (Кузнецов, Сарьян, Сапунов, Петров-Водкин и др.) также работали в эстетике модерна. Их творчество объединяет плоскостно-декоративная стилизация форм, прихотливость линейных ритмов.
Модерн в скульптуре
Модерн проявился в скульптуре в меньшей мере, чем в изобразительном искусстве и тем более в архитектуре. Но все же определенные черты модерна можно отметить в творчестве таких скульпторов, как П.Трубецкой, А.Голубкина и А.Матвеев.
В работах Голубкиной и Трубецкого присутствует особая ритмика текучих линий и форм, символичность скульптурных элементов — черты, присущие «новому стилю».
Наиболее символичны такие известные работы, как бронзовый памятник Александру III Трубецкого, где тяжело сидящий на грузном коне всадник символизирует Россию покоя, устойчивости и силы, и символичный бюст Андрея Белого, столь любимый русскими символистами.
Мотив волны, который часто использовался в живописи и графике, можно найти и в скульптурах Анны Голубкиной.
Особенно популярным в то время в скульптуре был мотив развевающегося платья. Закручивающаяся линия волны, равно как и серпантинная линия движущейся во время танца драпировки, легли в основу многочисленных вариантов орнамента в скульптуре и архитектуре.
Особенно характерно модерн проявился в творчестве скульптора Матвеева. Его творчеству характерна строгая архитектоника, лаконизм устойчивых обобщенных форм, состояние просветленности, покоя, гармонии. Эти черты прямо противопоставляют творчество Матвеева скульптурному импрессионизму.
В работах мастера есть музыкальность пластических форм, огромный художественный вкус и поэтичность.
Модерн в архитектуре
В последнем десятилетии XIX столетия архитекторам стало ясно, что в использовании исторических стилей прошлого архитектура зашла в некий тупик, нужна была уже, по словам исследователей, не «аранжировка» исторических стилей, а творческое осмысление того нового, что накапливалось в среде стремительно растущего капиталистического города. И после долгого господства эклектики и стилизации «под старину» модерн вновь повернул архитектуру в направлении поступательного развития, к поиску новых форм.
Совершенно новых подходов к архитектуре требовало строительство сооружений, необходимость в которых возникла в связи с развитием промышленности. Возникают новые типы зданий: фабрики и заводы, вокзалы, магазины, банки, с появлением кинематографа — кинотеатры. Это рождало новые объемно-планировочные решения, произошло решительное преобразование облика городской застройки. Переворот произвели также новые строительные материалы: железобетон и металлические конструкции, которые позволили перекрывать гигантские пространства, делать огромные витрины, создавать причудливый узор из переплетов.
Важным явлением в архитектуре II половины XIX в. было появление так называемых доходных домов, то есть многоквартирных, как правило многоэтажных жилых построек, предназначенных для сдачи квартир в наем. Их целевое назначение вынуждало использовать новые приемы в композиции зданий.
Различают два этапа развития модерна в архитектуре: ранний — декоративный и более поздний — рациональный. Сами названия раскрывают их сущность. В первом случае это поиск новой орнаментации, сначала причудливо-декоративной, а затем обусловленной конструктивной формой. Во втором случае — применение в строительстве каркаса здания, поиски наиболее эффективного использования материалов и конструкций. Здесь использование орнамента не обязательно.
Для архитектуры эпохи модерна характерно соединение всех видов изобразительного искусства для создания ансамбля, законченной эстетической среды, в которой все, начиная от общих очертаний здания, заканчивая рисунком решетки ограды и мебелью, должно быть подчинено одному стилю. Модерн в архитектуре и декоративном искусстве проявился в специфической текучести форм, любви к орнаменту, пастельной сдержанности колорита.
Главное отличие новой архитектуры — динамичность, подвижность, живая пластика лучших зданий модерна. Доходный дом, особняк, общественное здание времени модерна индивидуальны, в них ясно отражается личность строителя — как в общем облике, так и в деталях отделки, в особенностях планировочного решения, даже в рисунке балкон ной решетки или дверной ручки. Стремление к синтетическому, более образному искусству приводит к формированию типа художника-универсала. Зодчие периода модерна успешно работали в живописи, графике, декоративно-прикладном искусстве.
Одной из сильных сторон архитектуры этого времени были разнообразнейшие и чрезвычайно интересные функционально обоснованные планировочные решения, в свою очередь влиявшие на формирование внешнего облика зданий. Это так называемое проектирование «изнутри» (то есть от плана здания), которое стало важнейшим принципом проектирования в эпоху модерна.
Модерн избегает геометрически четких форм, прямых линий и углов, строгого вертикализма поверхностей. Легкая кривизна всех линий помогает вдохнуть «жизнь» в объемы, поверхности и детали сооружений, лишая их сухости. Этим же объясняется любовь модерна к бесчисленным вариантам скользящих, извивающихся, волно-змееобразных, подвижных линий, к «пульсирующим», напряженным, стремительным или расслабленным «неустойчивым», сужающимся или, наоборот, словно растекающимся книзу формам, скругленным или срезанным углам, трапециевидным мотивам. Проекты зданий модерна как будто набросаны от руки. Поверхностям придана сознательно подчеркнутая плавность, легкая неправильность. Здания модерна лишены статики и застылости, их композиция и форма подвижны, они как бы пребывают в непрестанном становлении.
Модерн предпочитает четкие, лаконичные формы, крупные пятна, ясные линии. Так, например, вход в особняк Шехтеля в Ермолаевском переулке отмечен единственным декоративным цветным пятном на фасаде — вкомпонованной в портал мозаикой со стилизованным лиловым ирисом на золотом фоне — излюбленным мотивом стиля модерн, предвосхищающим появление через несколько лет знаменитого фриза из ирисов в особняке Рябушинского. Или, например, декоративная мозаика над входом — единственное красочное пятно на фасаде особняка Кекушева в Глазовском переулке.
Рисунок орнаментального узора или архитектурной формы всегда легко обозрим. Но это не ясность классической формы, замкнутой, уравновешенной, геометрически правильной. Формы модерна вытекают или вырастают одна из другой, где кончается одна и начинается другая — определить почти невозможно, каждая одновременно завершение и начало следующей. Очень характерный пример — знаменитая «застывшая волна» лестницы особняка С. Рябушинского, напоминающая скульптуру. Ее форма вызывает в воображении фантастическое чудовище, она изобразительна и абстрактна в одно и то же время. Невозможно сказать, где кончается конструкция и начинается декор, где плоскость стены переходит в рельеф, а рельеф — в скульптуру, витраж — в оконный переплет, а светильник — в перила лестницы. Орнаментально трактованная конструкция плавно перетекает в конструктивно трактованный орнамент; плоскость — в объем, а объем — в пространство.
В эпоху модерна архитекторы впервые начинают обращаться к совершенно новым материалам и конструкциям — в частности, выполненным из железобетона. Однако техника как таковая — материалы и конструкции — не является в модерне стилеобразующим фактором. Она ценится в первую очередь как средство, предоставляющее богатейшие возможности воплощения новых художественных идеалов.
Модерн начинает с того, что делает видимой структуру здания, обнажает в интерьере металлический каркас (торговый дом Аршинова в Москве в Старопанском переулке, 1896, арх. Ф.О.Шехтель), убирает с поверхности фасада декор, чем передает уникальную выразительность фактурных сопоставлений разных материалов.
Это также лишний раз утверждает тезис о взаимосвязи в модерне «полезного и прекрасного». Архитекторы охотно подчеркивают особенности внутренней структуры, акцентируя живописность сочетания объемов, асимметрию расположения балконов и крылец в особняках, сплошное остекление лестничных клеток в многоэтажных жилых доходных домах, каркасность торговых, банковских, промышленных зданий.
Новые материалы, используемые смело, откровенно, оказались наиболее подходящим средством для воплощения идеалов модерна. Легкая, прозрачная конструкция из металла — антипод кирпичной. Функции собственно конструктивные, рабочие переходят к тонкой решетке внутреннего каркаса. Появляется возможность сделать стену не просто ограждением от внешнего пространства, но тонкой, прозрачной, легкой оболочкой здания, ввести в постройки огромные остекленные поверхности окон и потолков; железные фермы позволили устраивать громадные зальные пространства, перекрытые сквозной купольно-арочной конструкцией.
Отказываясь от имитации массивной каменной конструкции, архитекторы пытаются извлечь из новой конструкции новые эффекты, давая почувствовать невесомость, каркасность, просторность, вносимую ею в организацию внутреннего пространства. Строгая сетка вертикальных и горизонтальных членений при некотором акценте на вертикальных, проходящих через всю высоту фасада, огромные лежачие окна от одного вертикального простенка до другого и от одной междуэтажной тяги до другой — композиция, впервые получившая художественную законченность в постройках Ф.О.Шехтеля, представляет собой осмысление выразительных возможностей комбинированной металло-кирпичной и кирпично-железобетонной структуры, в которой столбы наружных стен делались из кирпича, а внутренние столбы и колонны — из металла или железобетона. Композиция торговых и банковских зданий позднего модерна переосмысляет совокупность черт каркасной конструкции — ее сетчатость, решетчатость, легкость и прозрачность. Русский модерн внес большой вклад в развитие этой схемы, ассоциировавшейся недавно лишь с постройками так называемой Чикагской школы в США. Основная заслуга в этом принадлежит зодчим Москвы.
Модерн обращает особе внимание на функциональные элементы — на ритм, расположение, чередование, форму, фактуру проемов и простенков, выражающих во внешнем облике сооружения особенности его конструкции и внутренней организации. Анализ любого из средств или приемов модерна вновь и вновь влечет за собой констатацию факта, что употребление их — результат воплощения в жизнь главного формообразующего отношения — «преобразования полезного в изящное».
Железные детали и конструкции используются модерном, как и всякий другой материал, функционально и декоративно сразу. Оказалось, что железо обладает богатейшей гаммой декоративных качеств — ковкостью, извилистостью, легкостью, прозрачностью, что соединение железного каркаса со стеклом таит неисчерпаемые художественные эффекты. Своеобразной инертности каменной конструкции противопоставляется напряженность динамического равновесия железного каркаса. Намечается переход от архитектуры объемов и поверхностей, отличающих каменное зодчество, к архитектуре линий. С этой тенденцией соседствует также тенденция к скульптурности, материальности, имеющая в основе стилизацию качеств еще одного нового материала — бетона и железобетона, его вязкости, аморфности, пластичности. Обе эти тенденции представлены в архитектуре образца раннего модерна — особняке Рябушинского Ф. О.Шехтеля (1900 г.).
Из органического единства полезного и прекрасного в модерне следует художественная трактовка не только конструктивно-утилитарных форм, но и отделочных материалов. Их фактура и цвет превращаются в одно из важнейших, самостоятельных средств архитектурной выразительности. Здесь вновь отчетливо обнаруживается отличие модерна от эклектики, более того — от архитектуры нового времени в целом, где фактурная выразительность материала не играла активной роли, а цвет использовался как вспомогательное средство для выделения главного элемента композиции — иллюзорно-тектонического или изобразительного декора. В модерне же назначение цвета сугубо практическое — выявить, акцентировать архитектурную форму — стилеобразующую основу композиции.
Модерн как бы открывает заново выразительные возможности традиционных материалов, а также вводит в обиход новые. Он использует контрасты фактурных сопоставлений различно обработанных поверхностей одного и того же материала (разные виды фактурной штукатурки, различная обработка естественного камня) и сопоставление фактуры различных материалов (естественный камень, глазурованный кирпич и штукатурка, естественный камень и штукатурка, естественный камень и глазурованный или облицовочный кирпич). В гамму фактурных сопоставлений входят стекло, майолика, изразцы, витражи. Богатый блеск и благородная поверхность зеркального стекла, переливы дутого, фактурного стекла таили возможности создания многообразных эффектов, особенно в соединении с грубой рваной поверхностью штукатурки набрызгом, лещатки, камня «под шубу», холодным блеском глазурованного кирпича, блестящей гладкой поверхностью полированного камня и матовой поверхностью камневидной или обычной штукатурки, аморфной мягкостью бетона, полированного или лакированного дерева в интерьере. Ассортимент облицовочных и отделочных материалов достойно дополняет металл — кронштейны карнизов, решетки оград балконов, козырьки над подъездами, перила лестничных клеток, дверные ручки — бронзовые, стальные, железные — металлическим блеском своих поверхностей и красотой форм оттеняют, вторят фактурно-цветовой гамме материалов и ритмике форм.
Чрезвычайно обогащается цветовая гамма модерна. В постройках раннего модерна тона светлеют; преобладают лиловато-серые, сине-лиловые, лилово-розовые, розовато-сиреневые, перламутровые, зеленовато-серые, оливковые, фисташковые, желтовато-белые, многочисленные оттенки серого. В позднем модерне совершается переход к ярким локальным тонам. Распространенным приемом, позволявшим острее почувствовать выразительность каждого материала, является сопоставление различных по фактуре, но близких или одинаковых по цвету материалов (разные виды штукатурки и кирпич), различных по цвету, но одинаковых по фактуре материалов (белый и цветной глазурованный кирпич), материалов, отличных друг от друга и по фактуре и по цвету (майолика и штукатурка; штукатурка, камень, майолика и кирпич). Как и форма деталей, граница, отмечающая использование различных материалов или окраску плоскости фасада в различный цвет, подчеркнуто декоративна, а с точки зрения привычных представлений о тектонике — произвольна.
Фасады особняков, освобожденные от традиционного архитектурного декора, стали местом размещения декоративных композиций — рельефов, росписей, майоликовых панно, изразцовых и мозаичных фризов. Так, строго симметричная композиция особняка Гутхейля (арх. В.Ф. Валькот) рассчитана на строго фронтальную точку зрения. За плоскостью парадного фасада почти не ощущается основной объем дома. Скульптурные рельефы фасада подчеркнуто графичны. Они читаются на светлой штукатурке как изысканный линейный узор.
В модерне, где даже утилитарная деталь трактуется декоративно, роль скульптуры и живописи как «чистого» украшения подчеркнута своеобразной «вольностью» размещения на плоскости стены. Местоположение живописи и скульптуры на фасаде не зафиксировано каноном, не является обязательным, заданным раз и навсегда. Оно определяется в каждом случае индивидуально, в соответствии с композицией именно этого сооружения. Такая «необязательность» размещения свидетельствует, как ни парадоксально, о возросшем значении синтеза искусств. В случае применения живопись и скульптура из второстепенного украшения превращаются в композиционное средство первостепенной важности, составляют (в идеале) нерасторжимое единство с архитектурой.
Композиция архитектурного построения модерна в корне отлична от таковой архитектурных стилей предшествующих веков. В модерне наблюдается отказ архитекторов от дифференциации компонентов архитектурного сооружения на активные элементы и нейтральный фон, элементы главные и второстепенные. В результате наблюдается построение и последующее восприятие особняка как абсолютно цельного сооружения, где одна деталь перетекает в другую, где все составляет единую структуру. Например, графически четкий, строго геометрический объем элегантно темного, с сочными «пятнами» изразцов, особняка М.Ф. Якунчиковой архитектора Валькота предельно лаконичен, сдержан, даже аскетичен по художественному языку. Тем не менее его компактный ступенчатый объем прекрасно вписан в историческую застройку, выразительно воспринимаясь с разных точек зрения. Отдельные скульптурные детали — барельеф над входом, маскароны на столбах ворот — подчеркнуто пластичны, контрастируя с четкими гранями внешних объемов.
Композиции модерна тяготеют к трем основным схемам. Наиболее простая сводится к вариациям главной, более или менее ясно воспринимаемой формы. Большая форма (макроформа) — силуэт здания, абрис плоскости фасада — повторяется в более мелких частях, сетке окон, рисунке оконных проемов, горизонтальных и вертикальных членениях, дополняется и поддерживается декором, линиями карнизов, балконов, эркеров.
Второй вариант композиции основан на сопоставлении нескольких форм, подчиненных и сводимых к «главной» форме. Таков особняк А.И. Дерожинской (арх. Шехтель), композиция которого строится вокруг объема «двусветного» огромного холла, высокий витраж которого, фланкированный двумя башнями, определяет выразительность главного фасада. Нарочитое смещение масштабных соотношений в архитектуре холла подчеркнуто размерами камина, почти вдвое превышающего обычные. Здесь как бы доведен до предела тот прием контраста огромного камина и небольших парадных покоев, который был применен Шехтелем еще в собственном особняке. Огромный масштаб холла лишь подчеркивает уют и камерность остальных помещений, образующих вокруг него круговую анфиладу.
Наконец, модерн прибегает к еще одной разновидности композиции, когда отдельные относительно завершенные в себе элементы образуют благодаря внутреннему ритмическому единству художественное целое. Между этими тремя вариантами множество переходных форм, часто они выступают в сочетании.
Стилизация, любовь к линейности, силуэту и орнаментации, орнаментально-графическая трактовка форм несут отрицание эстетического идеала эклектики. Недаром один из крупнейших представителей и теоретиков модерна Ван де Вельде избегал применять по отношению к произведениям нового стиля слова «скульптура» и «живопись», предпочитая им слово «орнаментация». Живопись и скульптура принадлежали иной эпохе, и цели их были иными, чем те, которые вызвали к жизни орнаментацию. Орнаментация и орнаментальность, линейность — воплощенный протест против тяжеловесной роскоши уходившей в прошлое эпохи и материализация мечты о мире, свободном от помпезности и представительности, демократичном по своей сути.
Мир легких, подвижных, но от этого не теряющих живой пластичности массы, сравнительно малочисленных вещей модерна — чувствительная противоположность домам и интерьерам второй половины XIX в., заполненным вещами, похожим на склады и музеи.
Линейность, ведущая к орнаментализации формы, явилась не только важным средством формирования концепции модерна, но и оказала ощутимое воздействие на преобразование окружающей среды. С ее помощью и в сочетании с другими излюбленными модерном приемами — компактным планом, прозрачными и полупрозрачными перегородками (железные решетки, занавеси из стекляруса, витражи, матовые стекла), широкими нишами в комнатах, огромными окнами во всю стену — достигается единство пространства отдельного помещения с системой внутреннего пространства всего здания, а также связь его с природным или городским окружением.
Заключение
XIX век в истории России часто называют серебряным веком русского искусства, и это не случайно. Это время небывалого культурного взлета, затронувшего все виды искусства: архитектуру, живопись, музыку, литературу. Это время бесконечных художественных исканий и взаимодействия новаторства и традиции. И наконец, это время укрепления русского национального самосознания.
Именно в русле споров о судьбе России и её исключительной миссии развивалась вся русская культура XIX века, зарождались новые тенденции в искусстве, складывался так называемый неорусский стиль эпохи модерна.
В конце XIX — начале ХХ века, когда особенно остро стали ощущаться упадничество и подражательность архитектуры, традиции национального зодчества творчески перерабатываются мастерами русского модерна, которые пытались придать общеевропейскому стилю национальные черты. Появление нового стиля было обусловлено не только подъёмом патриотических настроений, но и эстетикой романтизма с её стремлением к национальным истокам и самобытности.
Модерн явился одним из самых значительных стилей, завершающих XIX столетие и открывающих следующее. В нем были использованы все современные достижения архитектуры. Модерн — это не только определенная конструктивная система. Со времени господства классицизма модерн, возможно, самый последовательный стиль по своему целостному подходу, ансамблевому решению интерьера. Модерн как стиль захватил искусство мебели, утвари, тканей, ковров, витражей, керамики, стекла, мозаики, он узнается везде своими тянутыми контурами и линиями, своей особой колористической гаммой блеклых, пастельных тонов, излюбленным рисунком лилий и ирисов, на всем лежащим привкусом декаданса.
Поисковый, экспериментальный характер модерна породил небывалое многообразие произведений архитектуры — от особняков преувеличенно пластичных форм до строгих, конструктивно-аскетичных производственных сооружений, а также предопределил использование форм других стилей.
Парадоксальность модерна состоит в том, что он смог произвести как бытовые, индустриальные сооружения, законченные в своей рациональности, так и фантастические, сказочные особняки, каждый из которых — уникальное произведение искусства.
Модерн не зря затронул абсолютно все жанры русского искусства (в большей или меньшей степени): он явился необходимым звеном в эволюции искусства рубежа веков. К сожалению, то, что модерн был слишком индивидуальным, то, что вызвало его к жизни, явилось и причиной его гибели. Фактически модерн погубил сам себя, но дав при этом возможность существования множества других, более устойчивых стилей в русском искусстве.
Список использованной литературы
1. Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассицизма. М, 1998.
2. Зотов А. Русское искусство с древнейших времен до начала ХХ века. М, 1979.
3. Ильина Т.В. История искусств. М., Высшая школа, 2000.
4. Нащокина М.В. Сто архитекторов Московского модерна. М, 2000.
5. Федотова Е. Русский модерн. Воплощение прекрасной мечты // «Salon», №4, 1999г.
Советский модернизм возник в конце XVIII — начале XIX вв. и подарил ценителям подобной архитектуры невероятное количество подлинных шедевров. Эпицентром зарождающегося архитектурного направления выступила столица СССР. Наш обзор посвящен 9 невероятным произведениям архитектуры в стиле модерн в Москве, входящих в культурный фонд столицы России.
Доходный дом Перцовой З.А. был возведен на Пречистинской набережной в 1905-1907 гг по проекту зодчих Н. К. Жукова и Б. Н. Шнауберта. Также ощутимый вклад в необычный образ здания внес известный художник, автор русской матрешки, С. В. Малютин. Как и большинство сооружений в стиле модерн, это здание отличается пластическим единством и потрясающим сочетанием архитектуры и форм изобразительного и прикладного искусства. В достаточно строгую композицию фасадов авторами проекта была введена живописная асимметрия расположения окон, балконов и башнеобразных возвышений кровли, что вносит разнообразие в монотонные и повторяющиеся членения многоквартирного дома. В заключение стоит отметить, что до середины 1970-х гг. дом Перцовой оставался жилым, а затем перешел во владение МИДа.
Доходный дом Н.Г. Тарховой на Подсосенском переулке был построен в 1904 году. Особое внимание в этом объекте привлекает фактурный фасад с разнообразными декоративными деталями — эркерами, аттиками, балконами и окнами с фигурными рамами. Стены дома украшены скульптурными изображениями причудливых стеблей цветов. Сегодня этот дом является жилым. Его фасад многократно ремонтировали, упрощая и сводя декор к минимуму.
Первое здание Ярославского вокзала было построено на Комсомольской площади еще в 1862 году. Однако наиболее эффектное сооружение железнодорожного комплекса было возведено по проекту выдающегося мастера советского модерна Федора Шехтеля. Ярославский вокзал пережил две крупные реконструкции в советское время в 1946–1947 гг. и в начале 60-х гг. Сегодня Ярославский вокзал наряду с расположенным по соседству Казанским вокзалом, считается самым популярным в стране.
4. Особняк С. П. Рябушинского на Малой Никитской улице
Еще одна выдающаяся и, пожалуй, самая известная работа Шехтеля, жилой дом в стиле раннего модерна, был построен на Малой Никитской улице в 1903 г. Заказчиком этого дома выступил крайне известный меценат и банкир Степан Рябушинский. Сегодня в стенах этого удивительного дома расположен дом-музей известного русского писателя Максима Горького.
5. Особняк Зинаиды Морозовой на Спиридоновке
Роскошный особняк супруги богатейшего промышленника и мецената Саввы Морозова был построен по проекту все того же Федора Шехтеля на Спиридоновке, 17 в 1893 году. В этом проекте архитектору удалось, легко играя элементами средневековой архитектуры вроде контрфорсов, зубцов, колонок и башен и украшая фасады различными химерами и каменными масками, создать изящный образ готического замка.
5-звездочная гостиница «Метрополь» была построена на Театральном проезде (дом 2) в 1905 г. Инициатором строительства выступил Савва Мамонтов. «Метрополь» по праву считается одним из самых ярких историко-архитектурных памятников модерна в Москве. Архитектурный облик гостиницы отличается прежде всего строгостью линий. Сквозь характерные для модерна приёмы проглядывают элементы псевдоготики (небольшие башенки и пинакли). Цокольный этаж, облицованный красным гранитом и решённый в формах аркады, контрастирует с оштукатуренными и гладкими верхними этажами, придавая массивному сооружению эффект воздушности. В состав гостиницы входят дорогие номера с потрясающими видами на город, многочисленные рестораны, кафе, магазины, а также два крупных зала для проведения конференций.
Крайне необычный особняк был построен в центре города архитектором Виктором Мазыриным по заказу миллионера Арсения Морозова в 1899 году. Здание, сочетающее различные элементы модерна и эклектики, представляет собой уникальный для Москвы образец яркой и экзотической стилизации в неомавританском духе.
Небольшой, облицованный желтоватым тарусским мрамором и плиткой, особняк, с оригинальной угловой лоджией, выделяется своим мозаичным декором – панно над главным входом, с изображением подводного царства, и цветочным фризом. Собственный дом О. А. Листа в Глазовском переулке был построен по проекту известного зодчего Л.Н. Кекушева в 1899 году и считается первым архитектурным произведением на территории СССР, выполненным в стиле модерн.
9. Московский художественный театр им. А.П.Чехова в Камергерском переулке
Легендарный театр МХТ начал работать в здании в Камергерском переулке с осени 1902 года. Театр домовладельца Лианозова был перестроен на средства мецената Саввы Морозова архитектором Федором Шехтелем за три месяца. Оформление интерьеров, освещение, орнаменты и даже эскиз занавеса со знаменитой эмблемой Художественного театра, — летящей над волнами чайкой, также принадлежит авторству этого зодчего. Интересно, что проект реконструкции Шехтель выполнил безвозмездно, отказавшись обсуждать вопрос оплаты ещё на стадии переговоров.
С момента зарождения стиля модернизм прошло уже более ста лет, однако и сегодня ценители этого направления не забывают о нем и стараются приспособить к современным реалиям. Как раз об этом и идет речь в нашем материале . А о том, кто именно считается одним из родоначальников модернистской архитектуры можно узнать в нашей статье .

Напишите комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *